Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

ГОРНОСТАЙ

Горностай

Горностай—ближайший родственник ласки. Он почти вдвое больше ее, но по внешнему виду и образу жизни они очень схожи. Длина горно­стая от 30 до 40 сантиметров, из которых от 8 до 12 приходится на хвост. Мех горностая летом красновато-бурый на спине и боках, а на груди и брюхе — желтовато-белый. Зимой весь мех чисто белый, но кончик хвоста остается черным.

Горностай широко распространен в Европе и Азии — от области тундр до побережья южных морей и до горных хребтов и степей Средней Азии. Всюду, кроме самых южных областей, гор­ностай на зиму делается белым. Живет он охотнее всего на лугах, у лесных опушек и в горах. В го­рах он поднимается до границы леса. Углубления в земле, норы кротов и хомяков, расселины в скалах, трещины в стенах, всякие закоулки не­обитаемых зданий и дупла деревьев служат ему убежищем. Здесь он спит в течение дня. Изредка горностай выходит на охоту и днем, причем, так же как ласка, мало боится человека. Все же настоящая охота у горностая начинается в сумерки. «В это время, притаившись где-ни­будь поблизости от его норы,— говорит Брэм,— можно быть свидетелем его деяний. С присущими ему нетерпением и любопытством, понукае­мый голодом, горностай начинает с обследо­вания ближайших от своего логова мест. Тут обнаруживается проворство, ловкость и изя­щество его движений. То, как угорь, извивается он между камнями и кустарниками; то, присев, остается на мгновенье неподвижным, изгибается над норой мыши или крота и тщательно ее обню­хивает. Даже не двигаясь с места, он ни на ми­нуту не остается в покое; его глаза, уши и нос находятся в постоянном движении, а маленькая головка быстро поворачивается во все стороны».

- Смелостью и хищностью горностай превосхо­дит своего маленького родича — ласку. Натура­лист Вуд рассказывает о случае нападения гор­ностаев на взрослого мужчину: «Увидев двух сидевших на тропинке горностаев, прохожий удачно бросил в них камнем и подбил одного из них. В тот же момент другой горностай с резким криком устремился на обидчика, вско­чил на него и вцепился зубами ему в шею. В довершение беды на крик подбитого при­бежали другие горностаи, находившиеся вбли­зи, и тоже накинулись на путника. Они с боль­шим упорством преследовали его и, если бы не толстая одежда и теплый платок, обмотанный вокруг шеи, нанесли бы ему серьезные ране­ния. Они все же сильно искусали путнику ру­ки, лицо и затылок».

Другой случай нападения этих зверьков на человека описан доктором Генгстенбергом в письме к Брэму. «Позавчера, под вечер,— пи­шет он, — пятилетний ребенок Брауна, началь­ника железнодорожной станции в Бохуме, иг­рал на краю ямы. Поскользнувшись, он упал так, что рука попала в яму. В тот же миг вне­запно появился откуда-то горностай, накинулся на ребенка и дважды укусил его в руку. Обливаясь кровью, ребенок что было сил побе­жал домой, где случайно находилась сестра милосердия, которая и сделала ему первую пе­ревязку. Потом пригласили меня, и я нашел, что лучевая артерия совсем перекушена, — кровь била из нее фонтаном. Рана представляла полу­круглый отпечаток челюсти животного, а на большом пальце ребенка находилась другая, рваная рана. Я предполагаю, что вблизи того места, где упал ребенок, у горностая были де­теныши: защищая их, он напал на ребенка».

Горностай охотится за всеми мелкими млеко­питающими и птицами, которых может поймать. Нередко он бросается и на животных, которые крупнее его. Полевки, кроты, водяные крысы, некоторые птицы, которых он добывает из гнезд, змеи и ящерицы составляют постоянную его добычу. Нападают горностаи и на зайцев. Это за­свидетельствовано и немецкими и английскими наблюдателями.

«Интереснее всего наблюдать, — говорит Брэм, — как горностай предается своей любимой охоте, преследуя водяную крысу. Он гонится за ней по земле и в воде. Вначале он обнюхивает все норы. Его тонкое обоняние дает ему знать, что добыча находится в норе, куда он тотчас же врывается. Испуганная крыса бросается в воду и быстро плывет, надеясь спрятаться в густом тростнике. Но горностай не отстает от нее. Вы­ставив из воды нос и затылок, как это делает плывущая собака, он с ловкостью выдры несется по воде следом за добычей, которую может спасти только случайность. Уменье лазать и уменье прятаться не спасут ее, а защищаться от горно­стая ей трудно. Хищник все время, как выра­жаются охотники, висит над ней, а зубы его силь­нее, чем острые резцы крысы. Иногда борьба заканчивается в воде, и горностай выплывает с добычей на берег. Там он спокойно ее пожи­рает. Вуд рассказывает, что несколько гор­ностаев в течение немногих дней могут унич­тожить в большом водоеме многочисленное население водяных крыс».

В апреле, мае или июне самка горностая мечет от трех до тринадцати слепых детенышей. Мать заботится о них до самой осени, пока они не станут взрослыми.

Пойманные в зрелом возрасте, горностаи пло­хо переносят неволю и скоро погибают. Приру­чить их трудно. Напротив, горностаи, взятые из гнезда молодыми и выращенные в неволе, делаются ручными и следуют за своим воспита­телем, как преданные собаки. Горностай поле­зен тем, что истребляет грызунов, и особенно полевок, и дает хороший мех. Но он приносит и вред, нападая на разную дичь, до глухарей и зайцев включительно. За последнее время в пре­делах СССР ежегодно добывают около миллиона шкурок горностая, преимущественно ловуш­ками, среди которых первое место занимает «черкан» — настороженный лук, придавливаю­щий зверька. Промышляют горностая не только в северных областях, но и в сибирской лесостепи. В пушной торговле особенно ценятся ишимские и барабинские горностаи.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных