Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

Домашние собаки

Домашние собаки

Все домашние собаки сходны между собой по образу жизни и основным привычкам. Различие в их жизнь вносят только обычаи и навыки лю­дей, с которыми они живут. Собаки обыкновенно бодры и оживлены. Едят они все то же, что и че­ловек: животную и растительную пищу и в сы­ром и в вареном виде. Все же домашние собаки больше всего любят мясо, причем протухшее предпочитают свежему. Они охотно едят падаль, если только смогут ее найти. Из вареной пищи они лучше всего едят мучное, осо­бенно сладкие кушанья, и любят различные, преимущественно сладкие, плоды и ягоды. Кости, мясной суп, хлеб, овощи и молоко — луч­шая пища для собак. Все жареное и очень со­леное им вредно. Собаку можно кормить и од­ним хлебом, и она будет здорова, если давать ей пищу в определенное время, а не как попало. Взрослую собаку достаточно кормить один раз в день досыта, но лучше кормить два раза: утром и вечером. Пища должна быть теплой, но не го­рячей. Посуда, из которой ест собака, должна всегда быть хорошо вычищенной и вымытой. Со­баки пьют часто и помногу, лакая языком. Обильное питье необходимо для их здоровья. Остатки своей пищи собаки зарывают в землю. Проголодавшись, они пользуются этими запа­сами, но, если пищи достаточно, часто забывают о них. В северной Сибири, в Норвегии и по­лярных странах Северной Америки собак кормят исключительно рыбой. В южных странах собаки приучаются есть виноград и причиняют иногда значительный вред виноградникам.

Собаки прекрасно бегают, но шаг их и бег рысью имеют своеобразное косое направление. При поспешном беге они делают большие прыж­ки, но не могут на бегу круто поворачиваться. Плавают они очень хорошо, некоторые умеют и лазать. «Лазанье собак,— говорит Брэм,— я наблюдал, главным образом, в Африке. Здесь они взлезают с большой ловкостью на стены и довольно крутые крыши домов и с удивительной уверенностью, как кошки, бегают по узким кар­низам». Во время отдыха собаки садятся на зад­ние лапы, ложатся на бок или на брюхо, причем задние ноги вытягивают в сторону, а передние— вперед и кладут между ними голову. Все они лю­бят тепло и мягкую подстилку. Сон их очень чу­ток. Вероятно, они часто видят сны, так как ви­ляют во сне хвостом, вздрагивают, ворчат и не­громко лают. Собаки почти не потеют, даже при усиленном и продолжительном беге; когда соба­ки очень разгорячены, вместо пота у них отде­ляется слюна и капает с высунутого языка.

Внешние чувства у собак очень развиты, но не одинаково у различных пород: одни породы от­личаются более тонким обонянием, другие — слу­хом. Собаки не выносят ни сильных звуков, ни резких запахов. При колокольном звоне, гром­кой музыке или пении они воют; одеколон, эфир и другие сильно пахнущие вещества их раздра­жают, если находятся вблизи них. Основным чувством собак все же является обоняние, кото­рым они, главным образом, и руководятся. Это ясно вскрывают опыты биологов Биффи и Шиффа. Они вырезывали у новорожденных щенков обонятельный нерв. После операции щенки были совсем здоровы, но не могли находить сосцов матери, их пришлось искусственно вскармли­вать. Щенки сосали нагретую овечью шкуру и узнавали мать только в том случае, если она прикасалась к ним и лизала их. Когда эти щенки подросли и стали бегать, то, немного удалившись от своего жилища, не могли найти его. Если им давали мясо и хлеб в молоке, то они лакали толь­ко молоко, не трогая ни хлеба, ни мяса. Пищу они различали по внешнему виду, ели только влажную и теплую и делали самые странные ошибки: не трогали, например, сушеного мяса, но хватали малосъедобные предметы. Сильные запахи не производили на них впечатления. Но, что всего интереснее, они не различали людей, а потому ни к кому не привязывались. Все люди были для них одинаковы, и они не узнавали даже своих воспитателей.

Собаки, став слугами человека, проявляют удивительную гибкость и приспособляемость. Человеку удалось создать специальные породы собак — охотничьих, сторожевых, ищеек, водо­лазов, ездовых и комнатных. Мало того, все эти породы благодаря дрессировке превраща­ются в цирковых артистов, поводырей слепых, собак-санитаров, полицейских, разведчиков, по­жарных и приучаются выполнять всякие иные обязанности.

Собаки прекрасно понимают отношение к ним человека и соответственно сами относятся к не­му. Они очень различны по характеру и способ­ностям даже в пределах одной и той же породы. Шейтлин, один из лучших знатоков собак, говорит: «Ни одна собака не похожа на другую по внешнему виду и поведению. Только невнима­тельный человек не замечает природных и при­обретенных качеств своей собаки». Собаки для выражения своих чувств обладают множеством средств: движения хвостами ушами, оскал зубов, положение тела, повороты головы и, наконец, разнообразие и гибкость голоса. Собака может лаять и радостно, и злобно, и испуганно, и про­сто от скуки, — все эти оттенки ее голос передает очень отчетливо. Так же выразительны визг и ворчанье собак. Обладая различными интона­циями голоса, собаки прекрасно разбираются и во всех интонациях человеческого голоса и очень чутко воспринимают ласку, гнев, угрозу и даже насмешку. «Я знал собак, — говорит Ленц, — которые понимали все приказания своего хо­зяина: запирали и отпирали двери, придвигали стул, стол и скамейку, снимали с головы хозяина шляпу или приносили ее, отыскивали спрятан­ную вещь. В высшей степени интересно наблю­дать умную собаку, как она глядит, как прислу­шивается, ожидая приказаний, как радуется, когда выполнит их, какое грустное у нее выра­жение, когда ее не берут на прогулку, как умно она оглядывается, забежав вперед, ожидая, ка­кое направление выберет ее хозяин. Интересно также наблюдать, как упряжная собака усердно тащит тележку, и чем больше хозяин ей помогает, тем больше и она старается». У собак есть трудно объяснимые привычки, свойственные всем или некоторым породам. Перед сном они кружатся на одном месте, прежде чем лечь, и скребут лапами свою постель. Вообще они охотно, но без видимой надобности, скребут землю. Некоторые воют и лают, глядя на полную луну. Их иногда раздражает всякое быстрое движение: с ожесточенным лаем они бегут за велосипедистом, мчатся у самого колеса экипажа и автомобиля, гонятся за катящимися шарами. Всякое бегущее существо, особенно кошка, вызывает их преследование. Многие со­баки яростно накидываются на ежей, громко на них лают и, несмотря на болезненные уколы, стараются схватить их зубами. При этом собаки впадают в такой азарт, что до крови ранят себе нос и губы, хотя не только загрызть, но даже укусить ежа им не удается.

Незнакомые собаки, за редкими исключения­ми, не ворчат друг на друга и не грызутся. Со­баки, живущие в одном доме, независимо от по­ла, почти никогда не ссорятся. Дружатся со­баки и с другими животными — с лошадьми, коровами, овцами, козами. Вопреки поговор­ке- «живут, как кошка с собакой»- собаки бывают иногда настолько дружны с кошками, что вместе с ними спят и едят из одной посуды.

Собака — очень заботливая мать. Она очень нежна к своим щенятам, облизывает и согревает их, защищает от врагов и, осторожно схватив зу­бами за мягкую кожу у затылка, переносит с места на место. Заботы о своем потомстве застав­ляют собак совершать такие поступки, которые кажутся даже маловероятными. «Один пастух из Вальтерсхаузена, — рассказывает натуралист Бехштейн, — ежегодно покупал овец в Эйхсфельде, расположенном в 18 километрах от его села. Его всегда сопровождала овчарка. Однажды во время пребывания в Эйхсфельде, где пастух за­купил овец, его собака ощенилась там семью щенками. Пастух, которому нужно было гнать овец домой, был вынужден оставить собаку в го­роде. Однако, через полтора дня после этого он к величайшему удивлению увидел собаку у себя на дворе со всеми семью щенятами. Собака проделала трудную работу, перетаскивая на не­большие расстояния одного за другим каждого щенка, и постепенно добралась с ними до своего дома».

Обыкновенно при матери оставляют двух — трех, самое большее четырех, щенков, чтобы не слишком ослабить ее. Щенята требуют много пищи, и мать едва в состоянии хорошо выкор­мить их всех. Собаки, как и кошки, нередко вос­питывают всяких приемышей и даже львят и тигров. Такие опыты не раз проводились в Мос­ковском зоопарке. Собак, как и кошек, употреб­ляют в качестве кормилиц на пушных фермах.

«Щенятам дают сосать шесть недель, — говорит Брэм, — но если мать сильна и не очень похуде­ла, то хорошо дать щенятам пососать и еще не­дельки две. Когда хотят отучить щенят от мо­лока, то матери некоторое время дают жидкий и мало питательный корм, отчего у нее пропа­дает молоко. Щенят постепенно приучают к лег­кому корму. В это время содержать их нужно особенно опрятно. На третьем и четвертом меся­цах у них выпадают молочные зубы, на шестом они почти совсем отлучаются от матери и на одиннадцатом месяце сами становятся способны­ми к размножению. Если их хотят дрессировать, то не следует терять времени. Мнение старинных охотников, что собака до году не пригодна для дрессировки, не имеет никаких оснований. В на­ше время лучшие воспитатели собак начинают дрессировать щенят, как только те начнут хоро­шо бегать, и достигают блестящих результатов. Хорошие дрессировщики никогда не бьют их, даже не бранят, а между тем собаки делаются прекрасными помощниками на охоте. Это усерд­ные и внимательные ученики: они очень скоро выучиваются толково понимать приказания вос­питателя. Те дрессировщики молодых собак, ко­торые не могут обойтись без плети, не воспита­тели, а только мучители собак. Здесь не место подробно говорить о способах дрессировки со­бак, но тот, кто не присматривался к этому делу и не изучал его, пусть лучше не берется за вос­питание собаки и предоставит это дело опытному человеку».

Приблизительно на двенадцатом году для со­баки наступает старческий возраст. На ее лбу и морде седеют волосы, шерсть теряет блеск и краску, зубы делаются тупыми и выпадают. Собака становится неповоротливой, ленивой и равнодушной ко всему, что раньше радовало или сердило ее. Некоторые старые собаки со­всем теряют голос, глохнут или слепнут. Иногда, но очень редко, собаки доживают до двадцати и даже до тридцати лет. Они ча­ще погибают не от старости, а от болезней и вся­ких случайностей. Молодые собаки почти всегда болеют так называемой собачьей чумой, обыкно­венно между четвертым и девятым месяцем жиз­ни. Болеют собаки чесоткой и лишаями; эти болезни заразительны и могут передаваться че­ловеку. Еще опаснее для людей заражение от собак глистами, особенно ленточными. Но самая страшная собачья болезнь — бешенство. Укусы бешеной собаки вызывают заболевание бешен­ством как у многих животных, так и у человека. Эта ужасная болезнь до прививок Пастера, зна­менитого французского ученого, была неизлечи­ма и быстро заканчивалась смертью. Теперь, благодаря открытию Пастера, бешенство совер­шенно излечивается, если только прививки сде­ланы вовремя. Больницы всегда имеют наготове пастеровскую сыворотку против бешенства.

Верным признаком здоровья у собаки служит влажный и холодный нос. Если у нее нос сухой и горячий, глаза мутные и нет аппетита, то она чем-то больна. Ее необходимо показать ветери­нару. Внешние поранения вылечиваются у собак скоро и легко, часто даже без врачебной помощи.

Значение собаки в жизни культурных наро­дов и польза, приносимая ею, велики, но еще большую роль она играет у охотничьих и ското­водческих народов, особенно северных. В усло­виях полярной жизни некоторые племена были бы совершенно беспомощны без собак. Там собаки возят санки по ледяным и снеговым пустыням, охраняют стада оленей от хищников, не дают оле­ням разбегаться по тундре, служат упряжными животными для охотников и помогают при охоте.

Собачий мех идет на шубы, шапки, сумки и муфты, а из собачьей кожи приготовляют замшу и лайку для перчаток.

Собачьих пород в настоящее время так много, что для описания их потребовалась бы большая книга. Для удобства ознакомления с различ­ными породами мы воспользуемся распреде­лением их по группам, установленным немецки­ми учеными Штудером и Хильцгеймером.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных