Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

Колонги

Колонг

Колонги — самые крупные из рукокрылых. От обычных летучих мышей они отличаются не только размерами, но и формой тела. Длина колонга доходит до 40 сантиметров, а размах крыльев — до 1,5 метра. Голова его очень похожа на голову собаки. Это дало повод на­зывать колонга еще летучей собакой. Мех ко­лонга на спине темно-бурый, на брюхе ржаво-черный, на голове и шее рыжевато-красный; крыловая перепонка коричневого цвета.

Колонги обитают в Средней и Южной Аме­рике, в Австралии и Океании, а также в Южной Азии и на Малайских островах. Много колонгов живет на островах Ява, Суматра, Тимор и группе островов Банда. Держатся они здесь в больших лесах или в рощах из плодовых деревьев, окружающих деревни.

Как и прочие летучие мыши, колонги ведут ночной образ жизни. В полумраке густых тро­пических лесов они летают иногда и днем, но настоящая жизнь их начинается в сумерки. Острое зрение и чуткое обоняние помогают им находить деревья с сочными зрелыми плодами. Они подлетают к облюбованному дереву снача­ла поодиночке, но вскоре собираются стаями и дочиста объедают все его плоды. Нередко они вре­дят и виноградникам. Они выбирают сладкие и душистые плоды, причем не столько едят их, сколько высасывают. Любимая их пища—бана­ны, смоквы, сладкие ягоды, виноград. Напав на фруктовый сад, они едят всю ночь. При этом производят такой шум, что его слышно на да­леком расстоянии. Прогнать их из сада бывает трудно. Даже ружейные выстрелы не помогают: вспугнутые в одном месте, грабители перелета­ют на другое дерево и продолжают пиршество.

Днем колонги боязливы и, чуть заметят что-нибудь подозрительное, тотчас обращаются в бегство. Хищная птица приводит их в ужас. Сильный удар грома вызывает панику. С ис­пуга они падают с деревьев на землю, быстро разбегаются в разные стороны и с большой по­спешностью взбираются на любой высокий пред­мет, чтобы привеситься и полететь. Бывали слу­чаи, что, перепугавшись, они взлезали даже на лошадей и людей. А взобраться на что-нибудь им необходимо: взлететь они могут, только бро­саясь с известной высоты. Полет у них быстрый и сильный, но не высокий. Лишь в исключи­тельных случаях они поднимаются выше 100 мет­ров. По земле они бегают, как крысы. Ловко и быстро они умеют лазать по стволам и ветвям деревьев. Крик их похож на скрип и писк; по временам они шипят, как гуси. Они часто кричат даже тогда, когда спокойно висят на деревьях.

Днем колонги обычно собираются в лесах, подвешиваются к деревьям и, покрыв голо­ву и туловище крыльями, спокойно спят. Они выбирают для отдыха преимущественно гори­зонтальные ветви капока и дурьона. Иногда колонги висят на этих деревьях в таком коли­честве, что совершенно не видно ветвей, а под деревьями бывает так много помета, что запах его далеко дает знать о местопребывании жи­вотных.

С наступлением вечера вся эта масса приходит в движение. Колонги летят на некотором рас­стоянии друг от друга; но бывает, что они мчатся в воздухе тесной стаей. Наблюдатель Розенберг сообщает о них следующее: «На Суматре, где колонги принадлежат к чи­слу обычных животных, мне каждый вечер приходилось наблюдать их стаи, пролетавшие на значительной высоте по направлению с северо-запада на юго-восток, а с восходом солнца в об­ратном направлении—туда, где было место их дневного сна. Однажды, когда я выстрелил по низко летевшей самке, с ее груди сорвался де­теныш. Он падал камнем, но мать, с быстротой молнии кинувшись вниз, схватила его зубами прежде, чем он коснулся земли, и улетела со спасенным детенышем».

Малайцы охотятся на колонгов, употребляя в пищу их мясо. Этих животных очень легко стрелять во время полета. Если дробинка перебьет хотя бы одну косточку на пальцах крыла, колонг теряет равновесие и падает на землю. Если подстрелить колонга на дереве, то он лишь крепче вцепляется в ветку и даже мертвый не падает на землю.

«Колонги,— рассказывает Уоллес,— на неко­торых островах считаются большим лакомством. Особенно сильно их преследуют в начале года, когда они появляются в большом количестве, чтобы кормиться плодами. Днем во время сна их ловят или просто убивают палками, потом собирают в корзины и уносят домой. Чтобы из мяса колонга приготовить пищу, требуется особое искусство. Кожа и жир колонга имеют прогорклый запах, похожий на запах лисицы, поэтому мясо приходится варить с большим ко­личеством пряных кореньев и острых приправ,— тогда оно действительно становился вкусным, как мясо хорошо прожаренного зайца».

Колонги быстро привыкают к неволе и ста­новятся ручными. Ухаживать за ними нетрудно, в пище они неприхотливы и едят всякие фрукты, хотя предпочитают мясо.

Интересные наблюдения над поведением колонга в неволе сделал натуралист Рок, который привез во Францию самца колонга. В течение ста девяти дней морского плавания Рок кормил пленника бананами, вареньем, рисом и свежим мясом. Колонг с жадностью съел мертвого по­пугая, а когда нашли гнездо крысы и дали ему крысят, он их ел с видимым удовольствием. Позже его кормили рисом и сладким хлебом с водою. По прибытии в Гибралтар колонгу стали снова давать плоды; мяса он боль­ше не ел.

Ночью этот колонг делался очень деятельным и пытался вылезть из клетки; днем же был со­вершенно спокоен и, подобно всем летучим собакам, подвешивался к чему-нибудь на одной задней ноге, закутавшись с головой в свои кры­лья. Когда ему нужно было испражняться, он на весу зацеплялся за что-нибудь передними конечностями и опускал книзу заднюю часть тела, чтобы не испачкаться и не замочиться.

Он скоро привык к людям, которые за ним ухаживали; в особенности хорошо знал своего хозяина, позволял ему дотрагиваться до себя и гладить шерсть. Он не делал никаких попы­ток кусаться. Точно так же он относился и к не­гритянке, которая ухаживала за ним на родине.

Другой колонг, пойманный позднее, был еще более ручным. Он ласкался к каждому чело­веку, лизал руки, как собака, и вообще про­являл к людям большую доверчивость.

Судя по наблюдениям в неволе, можно пред­полагать, что и в естественных условиях колонги, кроме плодов, поедают еще мелких по­звоночных и насекомых. Натуралист Шорт на­блюдал даже, как колонги ловили рыбу.

«Мое внимание,— говорит он,— привлек об­разовавшийся от недавнего дождя пруд. Он был наполнен множеством мелкой рыбешки, которая играла в воде, массами показываясь на ее поверхности. Внезапное появление рыбы в пруде, то высыхавшем, то снова наполняв­шемся дождевой водой, не представляло для меня ничего нового. Мое внимание было на­правлено на стаи больших птиц, тяжело летав­ших над водою. Они схватывали ногами рыбок и улетали с добычей на тамариндовые деревья, чтобы там съедать ее. Присмотревшись внима­тельнее, я убедился, что это были не птицы, а колонги. В этот раз я смог наблюдать их лишь недолго — мне помешала быстро наступившая ве­черняя темнота. На следующий вечер я пришел к пруду часом раньше и увидел то же самое. Я попросил моего спутника Уатсона зарядить ружье и выстрелить, чтобы по убитому живот­ному точно определить его. Уатсон застрелил двух или трех из этих крылатых рыболовов, и они оказались колонгами».

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных