Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

Серый гигантский кенгуру

Серый гигантский кенгуру

Серый гигантский кенгуру немного меньше рыжего кенгуру. Он отличается быстрым бегом и может делать прыжки до 10 метров в длину.

Кенгуру держатся стадами в несколько де­сятков голов. Когда они мирно пасутся, то не прыгают, а ковыляют и двигаются неуклюже и беспомощно; опираясь на передние лапы, как на костыли, они продвигают между ними задние ноги, помогая себе хвостом. Когда кенгуру си­дит на задних ногах и хвосте, то коротенькие передние лапы свешивает вниз или срывает ими пучки травы и подносит ко рту. В этой позе кенгуру похож на массивный треножник.

Наевшись, кенгуру ложится врастяжку, вы­тягивая задние ноги. Во время сна мелкие виды кенгуру ложатся на все четыре ноги, как заяц на лежке, и подгибают под себя хвост, чтобы легче вскочить при опасности. Все кенгуру очень осторожны: самый легкий шорох вспу­гивает их. Они встают на кончики пальцев задних ног и на конец хвоста, чтобы осмот­реться и выбрать направление для бегства.

Спасаясь от врагов, кенгуру проявляет такую подвижность и ловкость, которые поражают наблюдателя. Во время бега животное прижимает передние ноги плотно к груди, хвост вытягивает назад и, отталкиваясь задними ногами, взлетает, как стрела, описывая в воздухе пологую дугу. Если животное не испугано, то делает сравни­тельно маленькие прыжки, в 3 метра. А если оно спасается от погони, то делает огромные прыж­ки: в 6—10 метров в длину, 2—3 метра в выши­ну. При таких прыжках животное встает всегда только на задние ноги и размахивает тяжелым хвостом вверх и вниз. Прыжки следуют один за другим. Кенгуру легко перепрыгивает через самые высокие кусты. По неровной почве это животное движется медленнее, но особенно труд­но ему спускаться по склону, так как при боль­шом скачке без опоры на передние ноги оно может легко кувыркнуться через голову. Кен­гуру очень выносливы и могут бежать несколько часов, не останавливаясь. Лучше других чувств у них развит слух.

Кенгуру пугливы, как овцы, и часто впадают в панику. В неволе они пугаются всякого но­вого помещения, даже те из них, которые роди­лись и выросли в зоологическом саду. Прихо­дится при переводе кенгуру в новое помещение запирать его на несколько дней в стойло, чтобы он привык к новому месту. Иначе он начнет от испуга так отчаянно прыгать, что может раз­бить себе голову о железную решетку. Он впа­дает в такой страх даже тогда, когда рядом с загородкой, куда его поместили, находятся другие кенгуру того же вида. Понемногу привыкнув, новичок успокаивается, протап­тывает прыжками постоянные тропинки и начинает яростно драться сквозь решетку со своими сородичами. К человеку кенгуру не проявляет привязанности, но со временем пере­стает его пугаться.

«Боязливость,—говорит Брэм,—основная чер­та этого животного. Кенгуру, содержимые в не­воле, не только ушибаются на смерть, наскаки­вая на решетку, но в буквальном смысле слова умирают от страха. Их страх проявляется сильным испусканием слюны, которая обильно сма­чивает им передние и задние ноги. При этом они, как бешеные, кружатся за загородкой, по­том садятся на задние ноги, трясут и подер­гивают головой, двигают ушами, снова испу­скают слюну и опять начинают трясти головой. Такие движения продолжаются до тех пор, пока длится испуг.

Один кенгуру, которого я наблюдал, умер, испугавшись сильной грозы. Молния и удар гро­ма, видимо, потрясли его. Очевидно, ослеплен­ный сверкнувшей молнией, он мгновенно подскочил вверх, сел на задние ноги и хвост, на­клонил в сторону голову и стал трясти ею, по­ворачивая уши по направлению громовых рас­катов. Он осматривал свои смоченные дождем и слюной передние ноги, облизывал их, быстро дышал и тряс головой.

В таком состоянии он был до вечера, когда кровоизлияние в легкие прекратило его жизнь».

Размножаются кенгуру слабо. Крупные виды редко мечут более одного детеныша. После рождения детеныша мать берет его ртом, рас­крывает передними ногами сумку и крепко при­жимает его к одному из сосков. Длина новорож­денного детеныша немного более 3 сантиметров. Он совсем не развит, и его скорее можно назвать зародышем. Он похож на червя, кожа его просвечивает, конечностей еще нет, глаза закрыты, ноздри едва намечены.

Даже тогда, когда детеныш начинает форми­роваться, он мало похож на мать. Передние ноги у него на треть длиннее задних. Он все время висит на соске матери без движения, сильно согнувшись и пригнув свой короткий хвост к брюшку между задними конечностями. Сосать он не может, но молоко само выделяется ему в рот. Когда мать прикрепляет новорожденного детеныша к соску, рот его суживается, срастаясь по краям, и сильно зажимает сосок, который быстро набухает и заполняет полость рта. Благо­даря этому детеныш крепко держится на соске и редко отрывается от него. Позднее, уже сфор­мировавшись, детеныш отрывается от соска и сам сосет мать, как детеныши большинства млекопитающих. В сумке матери он проводит до восьми месяцев.

В раннем возрасте детеныш, отнятый насильно или случайно отпавший от соска, обычно поги­бает. Известный ученый Оон, желая проверить это, велел отнять от матери детеныша; снятый с соска детеныш был совершенно беспомощен. Он усиленно двигал ногами, но не мог ни прице­питься к матери, ни передвигаться. Мать, когда ей положили детеныша обратно в сумку, обнару­жила большое беспокойство; она горбилась, скребла лапами сумку снаружи, потом открыла ее, всунула туда голову и свободно двигала ею - внутри, но детеныша все же не прикрепила. Он вскоре погиб. По наблюдениям в зоологическом саду, детеныши растут быстро, особенно с того времени, когда они начнут покрываться волоса­ми. Они тогда поднимают свои длинные уши, свисавшие до того времени по бокам головы, и часто, если мать сидит спокойно, высовывают го­лову из сумки. Подросший детеныш чаще и чаще высовывает голову, озирается во все стороны, передними лапами роется в сене и понемногу начинает есть траву. Иногда из сумки торчат рядом с головой задние ноги и хвост, а иногда видны только задние ноги.

Мать в первое время не позволяет трогать детеныша в сумке и отгоняет даже самца, отворачивается, хрипло ворчит, а когда ей осо­бенно надоедают, защищается ударами лап. Когда же детеныш начинает высовывать голову из сумки, мать прячет его менее старательно.

Любопытное зрелище представляет мать, когда, желая перейти в другое место, она заста­вляет спрятаться выглядывающего из сумки де­теныша. Если тот не слушается, она дает ему лег­кую оплеуху лапой и заставляет повиноваться.

Выйдя из сумки, детеныш бегает, рядом с ма­терью на свободе, но долго еще, в случае опас­ности, прячется в сумку. Обычно он большими прыжками подскакивает к матери, сидящей на задних ногах, и с разбегу, не останавливаясь, бросается вниз головой в полуоткрытую сумку; потом поворачивается и выглядывает из ее от­верстия.

Пищей кенгуру служат различные части ра­стений: трава, коренья, листья, кора, почки деревьев и всякие плоды. Любимая пища— особый сорт травы, которую в Австралии назы­вают «травой кенгуру».

На этих животных усиленно охотятся и хищ­ные звери и люди. Их добывают облавами, ло­вят петлями и силками, стреляют из ружей, охотясь с собаками особой породы. В случае крайней опасности кенгуру умеют защищаться и даже тяжело ранить врага. Главным сред­ством защиты служат мощные задние ноги, ко­торые вооружены (на четвертом пальце) острым когтем.

Вот что рассказывает Брэму о своих охотах в Австралии один из его друзей: «Молодые собаки постоянно подвертываются под когти задних ног кенгуру, но несколько глубоких ран или просто ударов очень скоро делают их осторожными. Иногда кенгуру так­же защищается и зубами; я видел, как старый самец обхватил собаку передними ногами и ста­рался укусить ее.

Человек тоже должен остерегаться, чтобы не испытать на себе силу ног кенгуру; во всяком случае, охотник поступит разумно, если тотчас же перережет подстреленному животному су­хожилия задних ног, так как и смертельно ра­ненный кенгуру может нанести очень сильный удар. Я два раза подвергался опасности быть ра­ненным и оба раза был с такой силой сбит с ног, что лишался чувств. К счастью, оба эти раза я на­ходился очень близко от кенгуру и поэтому по­лучал удары не когтем, а подошвой ноги. Однаж­ды раненый старый самец напал на меня. К сча­стью, он скоро свалился, лишившись сил, и не смог меня ударить».

Эти крупные животные в Австралии не толь­ко истребляются как дичь, но и просто вытес­няются с пастбищ и беспощадно уничтожаются

скотоводами, занимающими своими стадами все лучшие травянистые равнины. Мех кенгуру имеет спрос на международном рынке, а мясо, несмотря на его твердость, мест­ные жители употребляют в пищу. Кенгуру сравнительно легко привыкают к не­воле. Их кормят сеном, травой, листьями, репой, зернами и хлебом. Они не требуют зимой теп­лого помещения. Перемена климата мало вредит им. Хотя они и любят тепло, греются и нежатся на солнце, но без вреда для себя переносят довольно суро­вую зиму и снег, если только у них есть сухое и защищенное от ветра место, куда они могут спрятаться. Благодаря такой неприхотливости кенгуру, не нуждаясь в особых заботах, живут и размножаются не только во всех зоологи­ческих садах, но и под открытым небом; так, например, в некоторых европейских заповед­никах они переносят зимой мороз до 22° по Цельсию. При хорошем уходе гигантские кенгуру живут в европейских зоологических садах по десяти, даже по двадцати пяти лет.

Отдельно мы опишем виды кенгуру, которые живут не в равнинах, а в скалистых горах или ведут древесный образ жизни.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных