Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

Большой кровосос

Большой кровосос

Большой кровосос не только носит такое на­звание, но и на самом деле питается кровью. Во­дится он в Америке, начиная от Мексики и кончая Боливией и Парагваем. Вот что пишет о нем знаменитый натуралист Гумбольдт: «Когда жгучая дневная жара в тропических странах сменяется прохладой ночи, рогатый скот и лошади все-таки не могут насладиться отдыхом. Летучие мыши, подобно сказочным вампирам или упырям, во время сна сосут у них кровь, крепко прицепившись к спине. Спящие животные и даже люди не замечают укусов. Ранка от них не опасна, а боль от нее так незначительна, что укушенные просыпаются уже тогда, когда летучая мышь сделала свое дело».

Это наблюдение Гумбольдта подтвердил и ве­личайший ученый Чарльз Дарвин, видевший кровососов во время своего путешествия по Южной Америке.

«Вампир-кровосос, — пишет он, — причиняет здесь иногда много хлопот, кусая лошадей в за­гривок. Вред заключается не столько в потере крови, сколько в воспалении ранки от давле­ния седлом. Я был очень рад, что мне удалось самому видеть, как поймали кровососа на спине лошади. Однажды вечером нам пришлось ночевать под открытым небом близ Коквимбо, в Чили. Мой слуга заметил, что одна из ло­шадей очень беспокоится, и пошел посмотреть, что с нею случилось. Ему показалось, что на загривке лошади кто-то сидит. Он быстро взмах­нул рукой и поймал кровососа. Утром можно было найти укушенное место по легкой опу­холи и кровавой ранке. На третий день мы уже ездили на этой лошади».

Более подробные сведения о нападениях крово­сосов на скот дает ученый-наблюдатель Ренгер. Он пишет: «Я исследовал более сотни ран у мулов, ло­шадей и быков, но не мог составить ясное представление о том, как кровососы наносят их животному. Воронкообразная ранка ни­когда не проникает через всю кожу до муску­лов. На ней не заметно следа зубов, как бывает вообще при укусах. Края ранки обычно раз­рыхлены и припухлы. Я не думаю, чтобы та­кие раны были просто кусаными, так как спя­щее животное проснулось бы и прогнало бы врага. Можно скорее предположить, что кровосос де­лает сначала кожу нечувствительной, присасы­ваясь губами. От присоса кожа вздувается, по­добно тому, как это бывает, когда ставят банки. Вздувшуюся кожу, ставшую нечувствительной, кровосос прокусывает зубами. В ранку крово­сос, очевидно, потом всовывает свой вытяги­вающийся и приспособленный для сосания язык. Я видел, как эти летучие мыши садились на лошадей. Они выбирают те места тела, на ко­торых легче держаться: у лошадей — шею, за­гривок и круп, у мулов — шею и загривок, у быка — лопатку и складки шеи. Раны эти не опасны; но так как иногда в одну и ту же ночь у одного животного сосут кровь несколько кровососов и это повторяется несколько ночей подряд, то животное ослабевает. Потеря крови получается значительная, тем более, что из каж­дой ранки после того, как кровосос улетит, вытекает еще от 60 до 90 граммов крови. Не­редко в эти ранки мясные мухи откладывают свои яйца, отчего получаются гнойные опу­холи».

«Кровососы, — добавляет наблюдатель Бурмейстер,— распространены в Бразилии почти повсеместно и ежедневно доказывают свое при­сутствие, кусая верховых и вьючных животных. Следы их укусов чаще всего бывают там, где волосы шерсти расходятся во все стороны и где кровосос легче может добраться до голой кожи. Больше всего укусов я находил на загривке, особенно у тех животных, у которых кожа была натерта хомутом или сбруей. Много укусов я видел на впадине бедра, около тазовых ко­стей, где волосы расходятся, обнажая кожу. Следы укусов кровососов я находил и на ногах, реже всего — над шеей. Всякое животное, пока оно не спит, старается не допускать к себе ле­тучей мыши, мечется, топает ногами, двигает и вздрагивает кожей, мотает головой. Кровосос может спокойно сосать только спящих живот­ных. Нередко конюхи, осматривая ночью ло­шадей, хватают вампиров руками. Кровососы так жадно присасываются, что не замечают по­дошедшего человека».

Гензель, очень внимательный и осторожный наблюдатель, описывает укусы кровососов по­дробнее других. «Раны лошадей и мулов, уку­шенных кровососами, — говорит он, — предста­вляют маленькую овальную поверхность, слегка углубленную. Такую рану можно получить, если щипчиками приподнять маленький уча­сток кожи вверх и срезать ее под щипчиками бритвой. Подобный укус, срезывающий кожу, вызывает сильное и продолжительное кровоте­чение, потому что перерезывается много волос­ных сосудов. У лошадей, укушенных крово­сосами ночью или вечером, нередко и на следую­щее утро кровь еще стекает струйкой с шеи на землю или с плеча по передним ногам. Такие кровоточивые раны могут причинить только большие лопатообразные резцы. Такие резцы мы находим как раз у вампиров-кровососов».

О нападении кровососов на людей подробно и обстоятельно рассказывает наблюдатель Каплер, проживший сорок пять лет в Южной Америке.

«О кровососах, — говорит он, — много писали и спорили. Я могу сказать на основании до­статочного опыта, что в некоторых местностях эти животные составляют истинное мучение, но не для людей, которые могут от них защи­титься, а для скота.

Три военных поста в Суринаме имели в этом отношении особенно дурную славу. Солдаты, чтобы избежать укусов кровососов, должны были спать с огнем всю ночь. Если почему-либо огонь тушили, то на следующий день под кой­ками находили следы крови, которая стекала из маленьких, едва заметных ранок на пальцах ног. Однажды, проснувшись ночью, я почув­ствовал, что грудь и шея у меня мокрые. Я за­жег свечу и увидел, что мои руки и гамак в крови. Я не чувствовал ни малейшей боли. Кровь обильно шла из кончика носа, на кото­ром был срезан кусочек кожи. Ранка была около двух миллиметров длины и одного миллиметра ширины. За все время моего пребывания в Су­ринаме это был единственный раз, когда кро­восос укусил человека в лицо. Меня, как и всех, кровососы много раз кусали в пальцы на ногах. Вообще они крайне редко кусают людей в ка­кое-нибудь другое место. Впоследствии, если мне во время путешествия случалось спать на открытом воздухе, я всегда надевал чулки и ни разу не был укушен. В июне 1853 года я вместе со своими вюртембергскими земляками жил некоторое время в Альбине (Гвиана). Здесь раньше не было случаев, чтобы кровососы кусали людей. И вдруг началось это мученье. Оно продолжалось около двух месяцев. Затем кровососы мало-помалу исчезли, но появились снова, когда я завел скот. Коров, лошадей, ослов и свиней они ку­сали преимущественно в уши и спину. Раны, наносимые скоту, были гораздо значительнее, чем у людей. Животные страдали не столько от потери крови, сколько оттого, что мухи откладывали в ранки яички. Это вызывало на­рывы и вело к гибели животных. Куры, кото­рых кровососы кусали в гребень или в шею, худели и умирали. Но больше всего страдали у меня прирученные животные: тапиры, пе­кари, олени и обезьяны, которые вместе с лес­ными птицами гокко и агами жили на дворе».

Эти сведения о кровососах подтверждаются и новейшими исследованиями. Пищевод у этих летучих мышей настолько узкий, что никакая твердая пища не может пройти через него. Устройство зубов тоже доказывает, что крово­сос может питаться только жидкой пищей. Же­лудок похож на кишку. С левой стороны он вытянут в виде мешка.

Такое строение желудка некоторые ученые объясняют тем, что кровососы усваивают кровь непереваренной. Кровь, поступая в своеобраз­ный желудок-кишку, всасывается непосред­ственно им.

Эти летучие мыши, питающиеся только кровью животных, — исключение среди млеко­питающих. Они сосут кровь, конечно, не только у людей и домашних животных, но и у других животных, населяющих леса Юж­ной Америки.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных