Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

ЖИРАФ

Строение тела жирафы приспособлено к степ­ной жизни. Высокие ноги и длинная шея делают это животное самым высоким из всех млекопи­тающих. Длина туловища жирафы достигает 2,25 метров, высота в плечах — 3 метров, а го­лова возвышается на длинной шее на 5 метров от земли.

Голова жирафы украшена большими, чрез­вычайно подвижными ушами, блестящими боль­шими глазами и рожками, покрытыми кожей (рожков бывает 2, 3 или 5). Шея по длине при­близительно равняется передним ногам и имеет сзади красивую небольшую гриву. В передней части туловища резко выступают лопатки, в зад­ней части оно сильно сужено. На сгибах ног есть мозоли, как у верблюда. Хвост жирафы оканчивается длинной кистью волос.

В настоящее время известны три вида жира­фы. Жирафы были распространены по всей Африке, а теперь сохранились только в тропи­ческой и Южной Африке. Они соединяются в немногочисленные стада и иногда пасутся вместе с другими африканскими животными — зебрами, антилопами, страусами.

Соответствие строения тела и внешнего вида жирафы с окружающей обстановкой очень заметно. Гордон Кемминг пишет: «Когда ви­дишь стадо жираф, пасущихся в роще живопис­ных зонтиковидных мимоз, украшающих степи Африки, и наблюдаешь, как эти огромные животные могут без усилия обгладывать верхние побеги' этих деревьев, то, не обладая даже особенной любовью к красотам природы, не­вольно приходишь к заключению, что жирафы

в этой обстановке действительно очень красивы». Все другие наблюдатели вполне соглашаются с этим мнением. Известный путешественник Самуэль Бекер отмечает, что жирафа на своей родине самое красивое животное. Жираф часто встречают в таких местах, где много высохших мимоз. Стволы мимоз обрастают лишаями и изда­ли удивительно похожи на шею жирафы. «Мне часто случалось, — говорит Бекер, — ошибаться, глядя на эти стволы, и только с хорошим бинок­лем я мог замечать свою ошибку. Даже мои спутники-негры должны были сознаться, что, несмотря на свое острое зрение, часто принима­ли высохшие стволы за жираф и, наоборот, настоящих жираф принимали за деревья». Зато животные эти ясно заметны, когда появляются на горизонте в безлесной степи или пустыне; тогда они кажутся еще выше, чем на самом деле.

Движения жирафы очень своеобразны. Обыч­ный шаг ее — иноходь, то есть она одновременно подвигает вперед обе конечности одной стороны; но во время бега движения ее сильно изменяют­ся. Натуралист Лихтенштейн рассказывает: «Я приблизился к двум жирафам на ружейный выстрел; тогда только они меня заметили и пу­стились в бегство. Бегство это было, однако, так странно, что я почти забыл охоту от удивле­ния и смеха. Очевидно, быстрое передвижение представляет для этого животного большие затруднения при несоответствии вышины перед­ней части с задней и вышины тела с его длиной. При быстром движении оно может только скакать галопом. Но этот галоп так бестолков, неуклюж и неповоротлив, что на некотором расстоянии кажется, будто человек может легко перегнать жирафу. На самом деле это неверно, так как она делает очень большие скачки — в дли­ну от 4 до 5 метров. Передняя часть тела этого животного так высока и тяжела, что жирафа не в состоянии приподнять ее одной силой своих мускулов, а должна предварительно откинуть шею назад. При быстром движении шея жирафы качается то вперед, то назад, как мачта корабля во время очень сильного волнения на море». Во время бегства жирафа приподнимает хвост и держит его под спиною. Селус утверждает, что, несмотря на кажущуюся неповоротливость, жирафа во время бега очень удачно избегает столкновения с ветвями встречающихся дере­вьев, причем иногда очень грациозно нагибает шею до самой земли. Чтобы догнать жирафу, нужна очень быстрая лошадь.

Когда жирафа хочет что-нибудь достать с земли ртом или собирается пить, она прини­мает очень странное положение: она раздвигает передние конечности как можно шире и так низко опускает переднюю часть тела, что, на­гнувши свою длинную шею, может достать мор­дой до земли. Жирафе очень неудобно щипать траву на земле, но зато она легко срывает листья и молодые ветки с деревьев; при этом ей хорошо помогает длинный подвижной язык; она может им схватывать самые мелкие предме­ты, сорвать нужный листок и положить его в рот. В зоологических садах жирафы часто срывали у стоявших около изгороди посетительниц искус­ственные цветы, украшавшие их шляпы. По-видимому, жирафы при схватывании пищи руково­дятся больше зрением, чем обонянием. Поэтому животное иногда ошибается, принимая искус­ственные цветы за настоящие. На своей родине жирафы питаются преимущественно ветвями, почками и листьями различных мимоз; однако, они охотно едят и листья вьющихся растений. Язык и губы их нечувствительны к уколам острых шипов мимоз. Степную траву они щип­лют редко, но питаются ею иногда весной, пока трава еще зелена. При питании сочной растительной пищей жирафа, как и верблюд, может долго обходиться без воды. Она доволь­ствуется той влагой, которая заключается в свежих листьях и побегах, поэтому ее встре­чают иногда в местностях, на многие мили отдаленных от рек, озер и ключей. В жаркое время года, когда листья на деревьях блекнут и жирафам приходится питаться высохшими степными травами, они проходят вечером большие расстояния, чтобы напиться воды в грязных водоемах и лужах, которые оста­лись в оврагах от потоков, текущих здесь во время дождей. Жирафа пережевывает жвачку стоп, большею частью ночью, и, по-видимому, значительно быстрее, чем другие парно­копытные. Сон ее очень чуток и продолжается недолго.

Внешние чувства жирафы, особенно слух и зрение, очень хорошо развиты. В случае нуж­ды она умеет хорошо защищаться, — не рогами, которые служат ей только украшением, а силь­ными ударами ног. Такими ударами жирафа защищает своего детеныша от крупных ко­шек; удары эти так сильны, что могут пова­лить даже льва. Жирафа рождает одного де­теныша. Через десять часов после рождения он уже начинает бегать, а на третий день мо­жет прыгать. При рождении он имеет 1,5 метра в вышину, при длине туловища в 55 сантимет­ров. Через три недели он уже ест растения, а в четыре месяца начинает пережевывать жвач­ку. Через год рост его достигает 3 метров.

Как туземцы, так и европейцы охотятся за жирафами. Туземцы преследуют их на дромадерах и конях до тех пор, пока не догонят; тогда они острым мечом перере­зают жирафе ахиллесовы жилы, отчего она ва­лится на бок. Тогда ей перерезают горло. Мясо жирафы в Африке очень ценится. Евро­пейцы убивают ее огнестрельным оружием.

Из шкуры выделывают кожи или меха, кисть хвоста идет на опахала, из копыт изго­товляют различную утварь, а мясо едят. Но выгоднее всего доставать жираф живыми для зоологических садов. В городах Центральной Африки иногда можно встретить ручных жи­раф вблизи жилых мест.

«По прибытии нашем в Каркодж (местечко на Голубом Ниле), — рассказывает Брэм, — к на­шей барке подошла жирафа, как бы желая с нами поздороваться. Она подошла доверчиво и очень близко, ела из наших рук хлеб и семена дурро и так дружелюбно обходилась с нами, как будто мы были ее старыми друзьями. Она приходила к нам по нескольку раз в день. Арабское имя «сераффа», то есть милая, из которого вследствие искажения получилось название «жирафа», ста­ло мне вполне понятным. Я радовался возможно­сти наблюдать за этим странным животным, за всем его поведением в естественной обста­новке».

В Европу жираф привезли впервые триста лет тому назад. Животное это считалось каким-то баснословным существом, но за последние сто лет их стали привозить очень часто. Обыкно­венно ловят молодых жираф, так как поймать их легче и они необычайно быстро прируча­ются. Но для сохранения их жизни нужен тщательный уход. Поэтому охотники берут с собой на охоту дойных коров, чтобы сейчас же дать добытым животным молочную пищу. Потом ведут жираф с места ловли с их корми­лицами — коровами — к морскому берегу, про­ходя в течение дня небольшие расстояния.

В европейских зоологических садах часто можно встретить этих животных. Несмотря на непривычный корм — траву и сено,—они выжи­вают в хорошо проветриваемых, теплых и сухих помещениях, особенно если им время от времени давать побольше свежих веток. В таких усло­виях жирафы выживали по двадцати пяти лет и даже размножались.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных