Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

КАПСКИЙ ТРУБКОЗУБ

Рисунок. Капский трубковуб.

Первые голландские поселенцы на мысе Доб­рой Надежды назвали трубкозуба земляным поросенком, так как его мясо по вкусу похоже на мясо дикой свиньи. Они усердно охотились за лакомой дичью и хорошо изучили его по­вадки еще раньше, чем занялись этим ученые. Название «земляной» тоже имеет свое оправ­дание — трубкозуб роет под землей ходы с лов­костью и быстротой крота. Трубкозубом это животное названо потому, что его сложные зубы состоят из тесных рядов вертикальных трубочек, сросшихся наверху в одну жевательную поверхность.

Трубкозуб — довольно крупное животное: он достигает в длину двух метров и весит около 60 килограммов. У него тонкая и длинная го­лова и большие уши. Передние ноги четырех­палые, задние — пятипалые. Все пальцы воору­жены плоскими, почти прямыми когтями с ре­жущим краем. Кожа трубкозуба очень толста и покрыта плотно прилегающими щетинистыми волосами.

Спина и бока желтовато-бурые, брюхо, грудь и голова рыжевато-желтые, задняя часть тела и ноги бурые.

Трубкозуб живет в Южной и Средней Аф­рике, на всем протяжении от восточного до за­падного берега, населяя здесь те равнины и степи, где водятся муравьи и термиты. Он жи­вет одиноко и редко встречается в обществе своих сородичей. Днем он спит в подземных ходах, которые легко и быстро выкапывает, а ночью бродит в поисках пищи.

«В степях Южной Африки, — рассказывает Брэм, — я часто видел его норы. Встречал их и на поросших редким лесом низменностях и в травянистых равнинах, но мне ни разу не удалось там видеть живого трубкозуба. Арабы-кочевники называют его «абу-делаф», что зна­чит «когтистый отец», и усиленно охотятся за ним. Гейглин первый имел счастье достать жи­вым одно из этих животных и содержал его в неволе. От него я узнал, что трубкозуб целый день спит, свернувшись в глубокой норе, вы­копанной для этой цели, и заделанной потом у входа землей. К вечеру трубкозуб отрывает отверстие и выходит добывать пищу. Бегает он не особенно быстро, но может делать довольно большие прыжки. Когда он бежит, то ступает на всю ступню и, откинув уши назад, опускает голову вниз, спину сгибает, а хвост для сохра­нения равновесия волочит по земле. Время от времени он, останавливается, обследуя мест­ность. При этом трубкозуб усиленно повора­чивает уши в разные стороны, стараясь уловить каждый шорах. Не менее деятельно он работает и носом — повертываёт свою длинную морду то в ту, то в другую сторону, поднимает ее кверху и усиленно вынюхивает добычу. Так он, пе­редвигается, пока не найдет муравьиной тропинки. Почуяв следы муравьев или термитов, он, руководясь обонянием, добирается до му­равейника или термитника».

Питается трубкозуб муравьями и термитами, а также их яйцами и личинками. Язык у трубко­зуба длинный, узкий и плоский, как ремень. Он покрыт бородавками и всегда обильно смо­чен клейкой слюной. Трубкозуб своими силь­ными когтями легко разламывает прочные и твердые постройки термитов. Выпуская наружу длинный клейкий язык, он легко захватывает насекомых и, отправляя их в рот, разжевывает.

«Подойдя к жилищу муравьев или терми­тов, — говорит Брэм, — трубкозуб сначала тща­тельно обнюхивает его со всех сторон и затем, раскапывая муравейник или холм термитов, отыскивает главное гнездо или главные ходы. У термитов главные ходы бывают не более двух сантиметров в поперечнике. Трубкозуб с помощью длинного языка вытаскивает оттуда насекомых, пока не насытится.

Муравьев, когда они собираются в кучу, он иногда берет гу­бами, а термитов в их главном гнезде, где они кишат миллионами, хватает ртом, как собака, пожирая сотнями за раз. Переходя от термитника к термитнику, он производит в них огромные опустошения, истребляя этих вредных насекомых».

С рассветом трубкозуб опять зарывается в зем­лю. При этом он вовсе не стремится отыски­вать свою прежнюю нору. Через несколько ми­нут рытья он уже оказывается глубоко под землей, где можно провести весь день в полной безопасности.

«При рытье, — рассказывает Брэм, — трубко­зуб обнаруживает удивительную ловкость и за­рывается в землю, как бы ни была тверда почва. Он работает большими когтями передних лап и с большой силой выбрасывает ими ог­ромные комья земли, а задними ногами далеко откидывает вырытую землю, так что его окру­жает целое облако пыли. Никакому врагу не проникнуть за ним следом в его нору. Обычно с приближением опасности он начинает уси­ленно зарываться, а летящая пыль и комья зем­ли от его работы смутят и прогонят всякого хищника. Даже человеку с лопатой трудно рыть вслед за ним — преследователь через не­сколько минут оказываете совершенно покры­тым землей и песком.

Трубкозуб чрезвычайно осторожен и робок. Даже ночью он при малейшем шуме зарывается в землю. Тонкий слух позволяет ему еще изда­ли узнать о приближении большого животного или человека. Он всегда успевает скрыться и оказывается в безопасности раньше, чем при­близится враг. Впрочем, большая сила дает трубкозубу возможность защищаться не только бегством под землю. Даже тогда, когда охот­нику посчастливится застать его врасплох и схватить, он не может считать, что поймал трубкозуба: зверь так крепко вцепляется ког­тями в землю и прижимается к стенкам норы, что один человек не в силах его вытащить. Только несколько человек в состоянии спра­виться с ним, и то лишь после значительной борьбы».

Вот как один из наблюдателей описывает ловлю трубкозуба: «Посланный в поле работник заметил стран­ное явление: в одном месте, недалеко от него, пыль и комья земли взлетали на воздух на вы­соту более двух метров. Подкравшись, он уви­дел свежую нору, в глубине которой виднелся толстый зад трубкозуба. Позвав негров, работ­ник начал откапывать животное. Десяток силь­ных людей семь часов работал лопатами, го­няясь за трубкозубом. Два раза они вырывали поперечные рвы, чтобы перерезать ему путь, но животное успевало прорыться и спасалось, про­ходя под дном рвов. Только третий ров, глу­биной в 2 метра, преградил путь трубкозубу, и животное выскочило прямо в ров. Негры, увидев это, убежали, оставив белого один на один со зверем. Трубкозуб защищался отчаян­но, вырывался, осыпал противника землей и не­сколько раз перескакивал через него, когда тот нагибался. После долгих криков и призывов, подошли негры с веревками. Трубкозуба свя­зали, посадили в большой мешок и доставили на ферму. Там трубкозуб прожил довольно долго в большом приспособленном для него помещении. Его кормили рубленым сырым мя­сом и маисовой мукой; сверх того, ежедневно давали мешок термитов. Выпивал он около трех литров свежего молока».

О размножении трубкозубов нет точных све­дений. В северных частях области их распро­странения самка мечет в мае или июне одного детеныша, который рождается голым и долго питается молоком матери.

Неволю трубкозуб благодаря неприхотливо­сти в пище переносит довольно хорошо.

«Гейглин, — рассказывает Брэм, — кормил трубкозуба, которого он держал в неволе, мо­локом, медом, муравьями, финиками и другими плодами. Животное скоро стало ручным, при­выкло к своему хозяину и следовало за ним, когда он ходил по двору. Трубкозуб забавлял всех своими комическими прыжками, но в об­щем был скучным существом. Когда только мог, тотчас же зарывался и спал почти весь день. Для своих испражнений, имеющих очень силь­ный и неприятный запах, он, как «кошка, де­лал задними ногами небольшую ямку, в которую и зарывал экскременты передними лапами».

За последние десятилетия трубкозубов неод­нократно привозили в Европу. Здесь они при умелом и хорошем уходе выживали больше года. В зоологических садах наблюдали, что трубкозуб часто спит сидя. Он опирается при этом на более длинные задние ноги и хвост, как на треножник, и старается прятать голову между передними ногами и бедрами. Когда его беспокоят, он защищается. Если в клетке есть земля, он сгребает ее и бросает задними но­гами, чтобы прогнать приблизившегося чело­века. Если это не помогает, он начинает от­биваться хвостом, нанося удары направо и налево.

В зоологических садах трубкозубов кормят мелко рубленным мясом, сырыми яйцами, ку­колками муравьев и мучной кашицей. Но эта пища, видимо, не может вполне заменить им естественную. Плохое питание и недостаток дви­жения ослабляют организм трубкозубов. У них легко образуются различные опухоли и сильно разбаливаются случайные поранения, и это ве­дет к гибели животных.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных