Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

ТЮЛЕНИ

Тюлени отличаются от нерпух тем, что со­всем не имеют ушных раковин и не могут поль­зоваться при передвижении задними конечно­стями. Их короткие ласты покрыты такой же волосатой кожей, как и все тело. Шерсть тю­леней состоит из грубых, довольно длинных во­лос; у некоторых видов есть слабо развитый подшерсток. Гораздо мягче и гуще шерсть у но­ворожденных тюленей, особенно у тех видов, детеныши которых долго не идут в воду.

Тюлени распространены больше чем другие ластоногие. Они населяют не только океаны и внутренние моря, но и некоторые озера. Они живут во всех широтах, но особенно многочис­ленны в холодном поясе, за северным полярным кругом. Тюлени не могут ходить, как нерпухи, а только ползают, попеременно опираясь то на грудь, то на заднюю часть туловища; задние ласты их только волочатся по земле. Плавают и ныряют они превосходно. Передними ласта­ми тюлени работают, как рыба плавниками. Задние ласты они то сдвигают, то отбрасы­вают в стороны, подвигаясь вперед. С одина­ковой быстротой и легкостью они плавают на брюхе, на спине и на боку. Тюлени прорезывают воду со скоростью хищной рыбы, быстро повертываясь назад и в стороны, и могут с полчаса стоять неподвижно в воде на одном месте. Во время игр они описывают круги, высоко выпрыгивают из воды, гоняются друг за другом, вертятся на одном месте и до того входят в азарт, что нередко дают возможность подкрасться охотнику и попадают на его гар­пун. Тюлени могут опускаться под воду на значительную глубину и оставаться там семь — восемь минут.

«Тюлени, бывшие в неволе на моем попече­нии, — говорит Брэм, — обыкновенно не оставались под водой более пяти — шести минут, и то лишь в том случае, если спали. Тюлени дей­ствительно спят под водой, но не на глубоких местах. Сделав несколько ударов ластами, они поднимаются на поверхность воды, не откры­вая глаз, набирают воздух в легкие и опять опускаются на дно.

Через пять — шесть минут они снова поднимаются, выдыхают испорчен­ный воздух и вдыхают запас свежего. Так они опят подолгу в воде, подымаясь и опускаясь, по-видимому, автоматически. Могут они спать и лежа на поверхности воды. Уоллес сделал очень верное, подтвержденное Броуном и про­веренное мною, наблюдение, что тюлень не­редко спит о правильными перерывами: по­очередно три минуты спит и три минуты бодр­ствует. Если тюлени в большом количестве ле­жат на льдине или на берегу, то некоторые из них, обыкновенно самки, сторожат стадо и спят именно таким перемежающимся сном».

Зимой, когда в северных странах большие пространства моря замерзают, каждый тюлень проделывает для себя в молодом льду проруби — так называемые лунки или лазки — и всю зиму не дает им замерзнуть, постоянно лазая через них под лед в воду, чтобы ловить рыбу.

В неволе тюлени очень скоро делаются руч­ными, знают данную им кличку, выходят на зов из бассейнов и берут рыбу из рук своего огорожа.

На свободе самка весной рождает одного, редко двух детенышей. Мечет она их на каком-нибудь пустынном острове, на песчаных бере­гах, на скалах или на ледяных полях. Дете­ныши появляются на свет совершенно развиты­ми и покрытыми густым, нежным белым мехом. Они не плавают до тех пор, пока первый пуши­стый мех не заменится более коротким и грубым волосом. Это наступает скоро.

Однажды Бром приобрел и поместил в ма­леньком пруду самку, которая вскоре принесла одного детеныша. «Когда он сбросил свой шер­стистый покров, — рассказывает знаменитый на­туралист, — то стал совершенно похож на мать. Даже движения молодого животного были та­кими же, как движения взрослых: в воде он двигался так же искусно, на суше так же не­ловко. Казалось, что с первых часов своей жизни вне утробы матери он усвоил все при­вычки, свойственные тюленям, и вел себя, как настоящий старый тюлень: плавал на брюхе, на спине, нырял и укладывался лежать на суше. Мать относилась к нему нежно и забот­ливо и с первых дней его жизни играла с ним сначала в воде, потом на берегу. Оба они много раз катались по земле, причем мать первая на­чинала игру, звала его хриплым мычанием или слегка трогала передними ластами. Плавая, они время от времени оба одновременно вы­ставляли головы из воды, так близко один от другого, что соприкасались мордами, как будто хотели поцеловаться. Мать всегда за­ставляла своего детеныша плыть впереди себя. Она следила за каждым его движением, слегка ударяла и направляла по тому пути, какой на­мечала; помогала ему, когда он хотел выйти на берег. По вечерам тюлененок с громким чавканьем сосал мать. Она ложилась на землю и ворчаньем подзывала его к себе. Подрастая, он уже сам от шести до десяти раз в день под­ползал к матери и требовал пищи. В воде он ни­когда не сосал, по крайней мере я этого ни разу не видел. Приблизительно через восемь дней после рождения он стал плавать и отдыхать на суше вполне самостоятельно, а на третьей не­деле жизни стал вполне походить на взрос­лого тюленя, хотя еще и продолжал сосать мать».

На севере новорожденные тюлени 'позднее теряют свой пушистый мех и позднее начи­нают плавать, чем в более теплых странах. Де­теныши вырастают быстро и вскоре начинают сами добывать пищу, но вначале, хотя и не­долго, делают это под руководством матери. Молодые тюлени первое время не едят рыбы, пи­таются исключительно раками, креветками и моллюсками. Ловить и есть рыбу они начинают значительно позже.

На тюленей всюду усиленно охотятся не только местные жители, но и промышленные суда. На международном рынке в ходу, глав­ным образом, шкуры и ворвань; но северные народы на местах используют всего тюленя вплоть до кишек. На севере, в Гренландии и на других полярных берегах, ценят непро­мокаемый мех и кожу тюленя, едят его мясо и кишки. Впрочем, последние имеют другое, более важное назначение. Вымытые и выгла­женные, они употребляются вместо оконных стекол, а также идут на изготовление одеж­ды. У эскимосов особенно ценится сшитая из тюленьих кишек верхняя одежда — она совер­шенно непромокаема. Кровь тюленя варят с морской водой и употребляют в пищу, как суп. Замороженная кровь считается лаком­ством, а сбитую после кипячения в комья и вы­сушенную на солнце ее сохраняют на случай голодовки. Кости идут на выделку мелких ору­дий, сухожилья — на нитки. Все же главный доход местного населения составляют шкуры, ворвань и мясо тюленей.

Кроме человека, тюленей истребляют белые медведи и хищные киты — касатки. Как охо­тятся медведи, мы уже рассказывали.

Касатки преследуют тюленей в воде. Гонимые громад­ным хищником, тюлени выпрыгивают из воды, ныряют и всеми силами стараются как можно скорее доплыть до берега или до мелководья, где касатка не может проплыть. Страх тюленей перед касаткой так велик, что они нередко выскакивают на берег или отмели недалеко от людей.

Таков в общих чертах образ жизни обыкно­венного тюленя, или нерпы. В основных чертах так же живут и все другие виды тюленей. Обыкновенный тюлень водится по всем север­ным берегам Атлантического и Тихого океанов, в значит, и в пределах СССР.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных