Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

Обыкновенный бурый медведь

Обыкновенный бурый медведь

Из медведей наиболее известен обыкновенный бурый медведь. Это крупное животное. Длина его туловища доходит до 2 метров, а высота у зашейка — до 1,25 метра. Коротенький хвост в длину не более 8 сантиметров. Вес колеблется от 150 до 350 килограммов. Густая шерсть не у всех медведей этого вида одинаковой окрас­ки. Цвет ее бывает разных оттенков: от черно-бурого до соломенно-желтого.

Бурый медведь водится в европейской части СССР от южной границы тундр по большим ле­сам к югу до Черниговщины, Кавказа и Баш­кирской республики. В большом количестве эти медведи встречаются в лесах Кавказа. В Сибири они живут всюду до южных границ леса. В Западной Европе бурые медведи со­хранились в Скандинавии и в глухих горных лесах Карпат и южных полуостровов.

Обыкновенный бурый медведь — иноходец, то есть при ходьбе и беге он одновременно ста­новится то на обе правые, то на обе левые лапы. Галопом он легко догоняет человека. На гору бежит скорее, чем по ровному месту, так как задние ноги у него длиннее передних; но с горы спускается медленно, осторожно, чтобы не ку­выркнуться через голову. Медведь хорошо пла­вает. Огромная сила и крепкие когти облегчают ему лазанье по деревьям и крутым скалам. Обоняние и слух у него развиты хорошо, зре­ние — слабее. Натуралисты и охотники, изуча­вшие жизнь медведей, написали много статей и книг о медведях, живущих в нашем Союзе. Медведь — довольно мирное животное. Не было случая, чтобы медведь при встрече с человеком сам напал на него. Он или убегает, или, чув­ствуя свою силу, не обращает на человека ника­кого внимания, только отрывисто ворчит. Опас­ны для человека медведица, защищающая своих медвежат, или раненый зверь.

В пище бурый медведь не особенно разбор­чив. Месяцами он довольствуется зеленью соч­ных растений, корневищами, лесными ягодами, желудями, кедровыми или буковыми орешками. Охотно ловит грызунов, ест муравьев и их ку­колки. Больше всего он любит мед: нападает на пчельники и разламывает улья. Пчелы сильно жалят медведя, он катается от боли по земле, спасаясь от злых насекомых, и, чтобы вырвать вонзившиеся жала, отчаянно трет ла­пами морду. Если же ему приходится совсем плохо, он бежит без оглядки. Однако, вскоре опять возвращается на пчельник и снова всту­пает в борьбу за любимое лакомство.

Когда начинают поспевать хлеба, особенно овес и кукуруза, бурый медведь появляется в полях. Он садится на землю и, медленно пере­двигаясь в таком положении, пригибает ко рту зреющие колосья. Так, за одну ночь медведь опустошает довольно большие пространства. Не менее любимая пища медведя — желуди. К моменту их созревания медведи собираются в дубовых лесах. Пока растительной пищи в изобилии, медведь довольствуется ею. Но как только голод начинает его мучить, он пре­вращается в настоящего хищника. Нападая на корову, медведь старается утомить ее пре­следованием, особенно там, где скот пасется в горах. Иногда ему удается сбросить корову в пропасть, после чего он сам осторожно спу­скается вниз и наедается досыта. У нас медведи тоже нападают и на рогатый скот и на лошадей. Сила этого зверя полностью проявляется во вре­мя его охоты. По словам Брэма, один медведь загрыз и вытащил из охотничьей ямы попавшего туда лося весом в триста килограммов, а потом проволок его целых полкилометра по болоту.

Из дичи бурый медведь преследует лосей, ка­банов, косуль, также глухарей, тетеревов и рябчиков. Он или подкрадывается к добыче, или подкарауливает ее в засаде. Прячется он обык­новенно в чащах сосны и ельника, в густом ив­няке, в хворосте, в ямах, в траве и камышах. Если около него пасется стадо, он терпеливо выжидает, когда корова, отдалившись от дру­гих, приблизится к его засаде; медведь бро­сается, сильным ударом по спине старается сва­лить ее с ног и одолеть, вонзая глубоко в до­бычу острые и длинные когти передних лап. Он отрывает ими огромные куски мяса вместе с кожей и в то же время перегрызает корове горло. Если на помощь корове подоспеет силь­ный бык, медведь терпит поражение и обра­щается в бегство. Большей частью медведи за­нимаются хищничеством после зимней спячки, когда они особенно голодны, а в лесу подходя­щей для них растительной пищи еще мало. Впрочем, установлено, что есть медведи, пи­тающие пристрастие к мясу даже при изоби­лии растительной пищи. Недоеденную добычу медведи заботливо прикрывают хворостом, листьями и мхом, чтобы потом возвратиться к ней и доесть. При случае медведи питаются и падалью.

С приближением зимы бурые медведи пригото­вляют себе берлоги. Они часто устраивают их на возвышенностях среди низменных и боло­тистых мест. В лесных чащах медведи выбирают места, где много наваленных ветром деревьев и хвороста. Устраивают берлоги они также в расщелинах скал, в камыше и кустарниках и забираются в дупла. Углубления, защищен­ные от суровых северо-восточных ветров, они всегда предпочитают; а если таких естественных углублений нет, то они сами выкапывают бер­логи. Если зима не холодна, то спячка медведя продолжается недолго, а в более теплом климате, например у нас в Закавказье, и в теплых поме­щениях зоологических садов медведи совсем не засыпают. Во время зимнего лежания в бер­логе у медведей линяет кожа на ступнях. Медведи тогда лижут лапы, причем громко вор­чат и чмокают. Предполагают, что это «сосание» или ускоряет линьку, или облегчает боль облу­пившейся ступни. Во время спячки медведь ничего не ест.

Медведица родит детенышей в декабре или в первой половине января. «Жившая у меня медведица, — говорит Брэм, — принесла пятого января двух детенышей. Еще за три недели до этого она залегла в свою берлогу, где устроила логовище из соломы. После рождения детены­шей она несколько дней вовсе не принимала пищи, даже не дотрагивалась до поставленной ей воды. Детенышей она заботливо охраняла и только в начале февраля поднялась со своего ложа, чтобы напиться. С этого дня она стала есть. Один медвежонок умер, а другой уже был

ростом с полувзрослого кролика. Через пять недель после рождения у него открылись глаза. В конце марта он уже бегал по своей клетке, а в апреле пустился в более далекие прогулки. Медведица держала его в строгом повиновении, следила за каждым его шагом и силой возвра­щала на место, если он пытался от нее убежать. Первая попытка медвежонка уйти из-под мате­ринского надзора стоила ему жизни: он за­блудился, попал в клетку белых медведей, и они его растерзали».

Интересную сценку из медвежьей жизни в зимнем лесу описывает лесничий-натуралист Кременц. «Медведица лежала,— рассказывает он,—на открытом месте, в болоте, защищенная с севера и востока густым ивняком. День был прекрасный и безоблачный, какие иногда бы­вают в конце января. Медведица лежала на спине и играла с одним из трех медвежат. Он стоял на задних лапах и влезал матери на брюхо. Двое других боролись на снегу и испускали пока еще не громкие, но уже басовые звуки. Не­чаянно я отломил ветку сосны, на которую взлез, чтобы наблюдать. Этот незначительный шум возбудил подозрительность медведицы. Она под­нялась и сделала несколько шагов по напра­влению к сосне. Медвежата бросили драку и мирно присели на корточки посреди поляны. Медведица стояла по крайней мере минуты три, как вкопанная. Она подняла голову, повернув ее к сосне, время от времени поводила уша­ми. Наконец, она вернулась к своему ложу и легла около детенышей, которые тотчас принялись сосать. Однако, медведица все еще держала голову кверху и оглядывалась по временам в мою сторону. Я старался сидеть как можно спокойнее, чтобы вновь не обратить на себя внимание. Наконец, она совсем успокоилась, почесала себе грудь лапой, оглядела медвежат, растянулась на боку и заснула. Детеныши постепенно отвалились от сосцов, легли, прижавшись друг к другу, и тоже за­дремали».

В неволе медвежата легко делаются ручными и до шестимесячного возраста очень забавны и подвижны. Они лазают по деревьям, бо­рются, шлепаются в воду, кувыркаются и бе­гают взад и вперед. Они одинаково ласковы со всеми людьми. Предоставленные самим себе, они по целым часам могут забавляться облизы­ванием своих лап, ворча и громко причмоки­вая. Всякое необыкновенное происшествие или незнакомое животное пугает их: они поды­маются на задние лапы и щелкают зубами. Старше шести месяцев они делаются раздражи­тельными и сварливыми, обижают более слабых животных, кусают и ударяют даже своего хо­зяина. Их удается все же воспитывать и обучать разным фокусам. Кременц рассказывает, что медведи привязываются к дому и к воспи­тателю. «От прирученных медведей, — говорит он, — которым возвратили свободу и которые могут уже самостоятельно добывать себе пищу, очень трудно освободиться. Три полугодовалых медвежонка, увезенных в мешке за несколько километров от нашего жилья, нашли обратный путь через болота и реки и выразили свою ра­дость возвращения тем, что разбили окна, во­рвались через них в дом и с довольным ворча­нием улеглись на своем обычном месте. Другой раз медвежонок тоже был вынесен в мешке и оставлен в лесу. Я наблюдал за ним с ивы, окруженной со всех сторон водою. Медвежонок прорвал мешок, посидел немного на месте, осмотрелся кругом и стал бегать и обнюхивать землю. Напав на мой след, он с радостным вор­чанием побежал по нему до воды, где и потерял его. Он беспомощно остановился, поднялся на задние лапы и жалобно завыл. Потом вернулся назад, описал большую дугу, попал под ветер и, подняв нос вверх, учуял меня. Несмотря на воду, он нашел путь к моей иве и пытался взлезть на нее. Я принужден был взять его обратно домой».

Охота на медведей не лишена опасности; но страшные истории, которые о них раньше рас­сказывали, нужно считать вымыслом. Хорошие собаки, которых боятся медведи, хладнокровие и верная рука охотника делают охоту всегда удачной. «Очень распространенное мнение, — пишет Кременц, — что медведи при нападении всегда поднимаются на задние лапы, совер­шенно ошибочно. Я собственноручно убил два­дцать девять медведей, видел, как были застре­лены шестьдесят пять медведей другими охот­никами, видел, как эти звери нападают, и сам не раз испытал их нападение. При мне только один раз медведь, в другой раз медведица, на­падая, поднимались на задние лапы и шли не­которое расстояние навстречу врагу. Нападение медведя всегда внезапно и быстро, он стремится поразить противника могучим ударом передней лапы или, подбежав скорой рысью, быстро поднимается на задние лапы совсем около охот­ника, валит его, наносит удар за ударом или кусает. Однако, если люди или собаки неда­леко, медведь бросает своего врага и старается убежать».

У нас добывают ежегодно от трех до четырех тысяч бурых медведей. Мясо их едят; особенно ценятся копченые окорока жирных медведей. Мех медведя ценится весьма различно, но тем дороже, чем больше по размерам шкура и чем темнее цвет шерсти.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных