Млекопитающие

Жизнь Животных

По рассказам Альфреда Брэма



Все о Брэме

Все о Животных

Белка

Рисунок белки

Белка или векша так же хорошо известна в Германии и в Испании, как в Сибири и Лапландии. Она рас­пространена по всей Европе, переходит за Урал, а в Сибири селится до Алтая, Северного Китая и Сахалина. Везде, где есть деревья, и особенно там, где есть рощи и леса, можно найти белку; но не везде и не во всякое время, ее бывает оди­наково много.

Больше всего белка любит высокие, сухие и глухие леса. Во время созревания плодов и оре­хов она посещает примыкающие к лесам дере­венские сады.

В СССР белка живет во всех лесистых местно­стях, кроме Кавказа и Крыма. Мех среднерус­ской белки летом красноватый, зимой серый, иногда с красноватым оттенком. На юге Запад­ной Европы и на Украине мех белки зимой по­чти не меняет летней окраски. Восточносибирские белки с плоскогорий бассейна Лены зимой почти черные, а летом красивого темно-серого цвета. На верхнем Иртыше живет очень круп­ная светлая белка. В пушной торговле она из­вестна под названием «телеутка». Ее мех це­нится так же высоко, как темной восточноси­бирской белки. Светлая белка особенно удобна для подкраски и имитация ценных сортов пушнины.

«Там, где много сосновых и еловых шишек, — рассказывает Брэм, — белка устраивается на долгое житье. Она поселяется или в собствен­ных жилищах, или в старых вороньих гнездах, которые искусно приспособляет для себя. Для временного пребывания белка пользуется покинутыми гнездами сорок, ворон и хищных птиц; но помещение для ночлега и защиты от непогоды, а также для детенышей она строит заново. Для этого она иногда берет материал из ста­рых птичьих гнезд. Некоторые наблюдатели уверяют, что у каждой белки есть по крайней мере три-четыре гнезда.

Белка любит забираться в дупла деревьев; там она часто устраивает гнездо. Открытые гнез­да помещаются обыкновенно на разветвлениях сучьев, возле главного ствола дерева. Наруж­ная сторона гнезда белки состоит из переплетен­ных прутьев. Основание гнезда такое же, как в большом птичьем гнезде, но сверху оно бывает довольно плотно прикрыто крышей, как у со­роки. Эта крыша служит защитой от дождя. Внутри гнездо выстлано нежным мхом. Глав­ный вход делается сбоку и обращен обычно на восток. Со стороны ствола белка устраивает на случай бегства еще одно отверстие.

Белка оживляет и украшает наши леса. В ти­хую ясную погоду она в непрерывном движении. То и дело она мелькает на деревьях, спускается на землю, добегает до другого дерева и быстро взбегает по стволу. Белка так хорошо прыгает, что может и не сходить на землю, а просто пе­репрыгнуть на соседнее дерево. Немного най­дется млекопитающих, которые так резвы, не­поседливы и забавны, как белка. Ее можно на­звать обезьяной наших северных лесов. Она каждую минуту меняет положение, перепры­гивает с дерева на дерево, с ветки на ветку. По земле она обычно ходит шагом или скачет, делая крупные прыжки, и притом так быстро, что собака с трудом догоняет ее.

Строение тела белки прекрасно приспособлено к жизни на деревьях: лапы вооружены острыми когтями, задние конечности длиннее передних, сильные задние лапы позволяют ей делать боль­шие прыжки; в этом случае хвост служит ей ру­лем, а при прыжке вниз — парашютом. С удиви­тельным проворством и легкостью белка взби­рается по самым гладким стволам деревьев. Она вцепляется в кору дерева острыми когтями всех четырех лап сразу, затем приседает, де­лает прыжок и вновь цепляется за кору. Такие прыжки следуют один за другим так быстро и безостановочно, что со стороны кажется, буд­то животное легко скользит вверх по стволу дерева. При лазании слышится непрерывный шорох. Так белка поднимается без остановок иногда к самой вершине. Оттуда она сбегает на один из горизонтальных сучьев и с него пе­репрыгивает на сук другого дерева; она делает скачки иногда в 4—5 метров и непременно сверху вниз. Хвост помогает ей делать правиль­ный прыжок. Белки, лишенные хвоста, не могут делать длинные прыжки. Как и все грызуны, белка умеет отлично плавать, но в воду идет неохотно. Часто рассказывают, будто белка бросает в воду кусок коры, садится на него, как в лодку, и плывет, а распущенный хвост служит ей парусом. Конечно, это сказки».

В спокойном состоянии белка постоянно за­нята отыскиванием пищи. В зависимости от времени года она ест плоды или семена расте­ний, почки, кору, ягоды, зерна и грибы. Но больше всего она любит орехи, еловые и сосно­вые семена и грибы.

В наших лесах белка добывает семена, об­грызая еловые и сосновые шишки. Она очищает их от чешуи, начиная со стороны стебля. Объе­дая шишку, белка обычно сидит на задних ла­пах, а передними подносит ее ко рту и, повер­тывая во все стороны, отламывает своими крепкими резцами чешуйку за чешуйкой, а зер­на подхватывает языком. Так же ловко она рас­правляется и с орехами. Она срывает их с де­рева, берет в передние лапы и быстро скребет скорлупу в том месте, где она раздваивается. Разгрызая орех, белка проворно вертит его

в разных направлениях до тех пор, пока скор­лупа не расколется. Тогда она вылущивает зерно и раздробляет его коренными зубами. У яблок и груш белка поедает только семена, а мякоть бросает. Белки непрочь заняться и хищничеством — таскают яйца и птенцов из птичьих гнезд, а иногда нападают и на взрос­лых птиц. Натуралист Ленц отнял у одной белки старого дрозда, который был еще настоль­ко силен, что, освободившись, тотчас же уле­тел. Другой натуралист, Шахт, нашел в гнезде белки убитого ею крота.

Белки вредны для лесного хозяйства, так как повреждают верхушки молодых сосен и елей. Они, объедая почки, откусывают молодые побеги и бросают их на землю. По кучкам побегов, лежащим под хвойными деревьями и особенно заметным на снегу, можно увидеть работу белки. Уничтожение побегов мешает правильному росту деревьев. Портят белки и большие деревья — они по спирали обгрызают кору лиственниц, пихт и сосен, отчего по стволу прекращается движение соков и дерево сохнет.

Когда у белки достаточно пищи, она прини­мается собирать запасы «про черный день». Свои кладовые белки устраивают в расщелинах и дуплах больших деревьев и корней, а также в норах, специально вырытых среди кустарни­ков или камней. В эти кладовые они, часто издалека, натаскивают орехов, зерен и семян.

В наших лесах белки собирают часто грибы. В юго-восточной Сибири они, по словам Радде, не прячут грибов в норах и других кладовых, а насаживают их на иглы сосен, елей и на сучки лиственниц. Такие грибные склады бел­ки устраивают на верхушках старых деревьев, а еще чаще в густом хвойном подседе.

«То, что белка собирает запасы на зиму,— говорит Брэм, — свидетельствует о большой чув­ствительности белок к переменам погоды. В се­редине дня, когда солнечные лучи сильно при­пекают, белки спят, спрятавшись в свое гнездо; гулять выходят только утром или вечером. За несколько часов до наступления плохой погоды они начинают беспокоиться, особенно часто прыгают по деревьям, своеобразно посвисты­вают и щелкают. Это они делают обычно только при сильном возбуждении. Как только погода начинает портиться, они тотчас же забиваются в свои гнезда. Иногда в одно гнездо залезает по нескольку белок. Они затыкают отверстие дуп­ла с наветренной стороны и дремлют, сверну­вшись в клубок.

В холодные сибирские зимы белки надолго прекращают всякую деятельность и спят в гнез­дах. Их сон переходит почти в кратковремен­ную спячку. Вначале они ежедневно, хотя и не надолго, выходят из своих гнезд, но потом прячутся на целые дни. Охотникам прихо­дится выгонять их ударами топора по дереву.

От стука зверьки просыпаются, в страхе вы­скакивают наружу и тут делаются добычей охот­ника. При плохой зимней погоде белки прячутся в гнезда также и в местностях с более теплым кли­матом, и только сильный голод выгоняет их отту­да в кладовую, где хранятся зимние запасы. Ран­няя осень вынуждает белку раньше времени съе­дать запасы, приготовленные на зиму. Если за такой осенью наступает суровая зима, а урожай хвойных шишек плохой, то много белок гибнет. О некоторых своих кладовых белки забывают, а к другим не дает подступиться глубокий снег. В такие тяжелые годы легче всего переносят голодовку те белки, которые живут в буковых и дубовых лесах. Они едят там оставшиеся на деревьях орешки и желуди.

В северных странах и особенно в Сибири в случае недостатка корма белки пускаются в далекие путешествия. Они проходят не только леса, но и безлесные пространства, переплы­вают быстрые реки, поднимаются в горы, избе­гая только вершин. Радде рассказывает, что в горах юго-восточной Сибири поздней осенью можно неожиданно встретить множество стран­ствующих белок. Белки всего чаще направляют­ся в местности, где растут сибирские кедры со зрелыми орехами, пренебрегая еловыми и со­сновыми лесами, менее богатыми пищей.

Если исследователь старательно изучает край и несколько месяцев наблюдает белок в одной и той же местности, он убеждается, что их путе­шествия не случайны: зверьки знают места, где растут кедры, и время, когда их орехи созре­вают. При таких путешествиях белок не оста­навливают никакие препятствия. Они по­являются иногда даже на улицах и крышах домов в лесных селениях. Удача промысловой охоты в отдаленных частях сибирской тайги часто зависит от таких перекочевок белок».

Белки размножаются два раза в лето. Самка рождает от трех до пяти слепых детенышей. «Как до рождения детенышей, так и в период кормления их молоком,— говорит Ленц,— роди­тели весело играют около своего гнезда. Когда детеныши начнут выходить из гнезда, то они при хорошей погоде еще несколько дней про­должают играть всем семейством: бегают, рез­вятся и не перестают при этом ворчать и пищать. Потом вся семья исчезает в соседнем сосновом лесу».

Голос белки при испуге звучит, как слоги «дук-дук». Удовольствие белка выражает вор­чаньем, похожим на бормотание. При сильной радости и возбуждении она свистит.

Если не считать человека, самый опасный враг белки — куница. Лисе очень редко удается поймать белку. От сарычей, коршунов, ястребов и больших сов белка спасается на дерево и здесь с большой быстротой кружится по восходящей спирали вокруг ствола. Птицы не успевают следовать за нею, так как при погоне им прихо­дится описывать большие круги, а ловкий зве­рек тем временем уже скрывается в каком-нибудь дупле. Совсем другое дело, если белке приходится спасаться от куницы. Этот хищник лазает почти так же хорошо, как белка. Куница преследует бедного зверька шаг за шагом и на верхушках деревьев и на земле. Она залезает и в дупла и в гнезда. Испуганная белка, огла­шая воздух щелканьем, мечется во все стороны, но часто не может уйти от врага. Единственное спасение для белки — спрыгнуть на землю. Она способна без вреда для себя спрыгивать на землю с верхушки дерева и затем, как ни в чем не бывало, бежать дальше, снова взлезать на дерево и в случае необходимости повторять тот же прием. Поэтому, спасаясь от куницы, белка старается как можно скорее добраться до самой верхушки дерева. Она мчится вверх по стволу, описывая спираль и тем самым при­крываясь от врага. Куница не отстает от своей жертвы. Тогда белка сильным дугообразным прыжком спрыгивает с большой быстротой на землю и спешит укрыться в безопасное место.

В пушной промышленности СССР белка имеет большое значение. Каждый год у нас добывают до пятнадцати миллионов беличьих шкурок. Ценность этих шкурок составляет около тридцати процентов стоимости всей пуш­ной добычи Союза. Охотятся на белку преиму­щественно с дробовым ружьем или мелкокали­берной винтовкой. Охотник берет с собой со­баку-лайку; она находит белок на земле и на деревьях и «подлаивает» их. Сидя на дереве, белка бывает так занята стоящей под деревом и лающей на нее собакой, что легко подпускает охотника на выстрел. Добывают белок еще раз­ными ловушками. Лет пятьдесят назад сибиряки местами еще стреляли белок из луков тупыми стрелами. Удар такой стрелы ошеломляет белку и сбивает ее с дерева на землю, где ее хватает собака. Теперь такой вид охоты применяется редко, разве только в том случае, когда у охот­ника истощится порох и свинец. Промысел белки разрешен только зимой — с ноября по март.

Неволю белки переносят хорошо. В молодо­сти они очень резвы и веселы, быстро привыкают и привязываются к хозяину, знают свою кличку, но под старость делаются злыми и кусаются. Белок нельзя свободно пускать по дому — они все грызут, а мелкие предметы таскают в свои норы. Если клетка обита внутри железом, белке нужно давать грызть какие-нибудь твердые предметы: орехи, еловые шишки, деревянные ша­рики или просто кусок крепкого дерева. Это нуж­но для того, чтобы у белки стачивались и сти­рались резцы; иначе зубы так вырастут, что она не сможет есть. Всякую пищу белка ловко берет колесо, — белка обычно с большой охотой бегает передними лапами, убегает с ней в укромный в этом колесе. Белки очень грациозны, все уголок и там грызет, озираясь по сторонам, их движения красивы. Они отличаются чисто после еды она тотчас чистит мордочку и хвост, плотностью. При хорошем уходе они долго а затем начинает весело резвиться и прыгать, выживают в неволе и не теряют своей веселости. В клетках иногда устраивают вертящееся кости.

Copyright © 2012-2017 Жизнь животных